Последние комментарии

  • Сергей Качкуркин
    Абсолютно согласен с автором. Спасибо. Но будет и продолжение истории. Вспомним. Отвергли Сына Божьего евреи и предал...Бесы на царстве: кого нам навязывают как элиту и куда нас тащат
  • Сергей Качкуркин
    Это как "с теплым рукопожатием"? Уж как эти Песковы изворачиваются. Царедворцы!"Дипломатия с теплым рукопожатием". Французские СМИ — о встрече Путина и Макрона
  • Адель Неважно
    Главное, чтобы мы сами начали уважать свою Родину... а не ругать и не критиковать её. Тогда и мир к нам потянется и н...Целостность России: мы не хотим или не можем заставить её уважать?

Yahoo! (США): Россия осуществила «ошеломляющий» взлом системы коммуникации ФБР, обострив шпионскую игру на территории США

Yahoo! (США): Россия осуществила «ошеломляющий» взлом системы коммуникации ФБР, обострив шпионскую игру на территории США

18 сентября 2019 г. 20:23:23

Русские нашли способ проникать в системы коммуникаций самых секретных объектов американской разведки, расположенных внутри или рядом с Вашингтоном.

Средства связи у американцев были никудышними. Ущерб для американской разведки оказался существенным. По словам сотрудника американской разведки: «Мы ведем с Россией войну спецслужб, не менее опасную, чем холодная война».

18.09.2019

Зак Дорфман (Zach Dorfman), Дженна Маклафлин (Jenna McLaughlin), Шон Нейлор (Sean D. Naylor)

29 декабря 2016 года администрация Обамы объявила о том, что она дала почти трем десяткам российских дипломатов 72 часа, чтобы покинуть территорию США, и что она захватывает два дипломатических комплекса на Восточном побережье, которые принадлежали российскому правительству. Пока россияне жгли документы и паковали чемоданы, Кремль протестовал против такого обращения со своими дипломатами и настаивал на том, что эти комплексы, — иногда их называют «дачами», — были всего лишь местом отдыха его представителей.

В качестве официального объяснения высылки дипломатов и закрытия комплексов, — это были самые жесткие репрессалии США против российских дипломатов за последние несколько десятилетий, — администрация Обамы заявила, что эти шаги были приняты в связи с вмешательством России в президентские выборы 2016 года. Однако была еще одна важная и секретная причина для того, чтобы выслать дипломатов и закрыть комплексы.

Эти два комплекса и некоторые из высланных дипломатов сыграли ключевую роль в дерзкой операции российской контрразведки, которая проводилась на всей территории от области залива Сан-Франциско до самого сердца столицы США, о чем сообщили бывшие американские чиновники. Эта операция, направленная против системы коммуникаций ФБР, ограничила способность бюро следить за российскими шпионами на территории США в период роста напряженности в отношениях с Москвой, заставила ФБР и ЦРУ прекратить контакты с некоторыми из их российских осведомителей и ужесточить режим обеспечения безопасности на ключевых объектах в районе Вашингтона и других частях страны. Некоторые американские чиновники даже предполагали, что внутри американского разведывательного сообщества есть действующие российские агенты, работающие под прикрытием.

«Это была очень масштабная попытка проникнуть в наши самые секретные операции», — сказал один бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ.

Американские специалисты обнаружили, что русские существенно повысили способность расшифровывать определенные виды защищенных коммуникаций и успешно отслеживали устройства, используемые элитными группами наблюдения ФБР. Американцы также боялись, что русские, возможно, изобрели другие способы мониторинга коммуникаций американской разведки, включая взлом компьютеров, не подключенных к интернету. Высокопоставленные сотрудники ФБР и ЦРУ информировали лидеров конгресса по этим вопросам в рамках широкомасштабного исследования уязвимости средств контрразведки США.

Эти проникновения в системы коммуникации, всю серьезность которых американские сотрудники осознали в 2012 году, дала российским шпионам, работавшим в таких американских городах, как Вашингтон, Нью-Йорк и Сан-Франциско, возможность получать информацию о местонахождении секретных групп ФБР, занимавшихся наблюдением, и, вероятно, о содержании коммуникаций ФБР. По словам бывших сотрудников, эти проникновения в системы позволяли россиянам отрываться от слежки ФБР и связываться с тайными информаторами, проверять записи на дистанционных прослушивающих устройствах и даже собирать информацию о преследовавших их агентах ФБР.

Как сказал один бывший высокопоставленный чиновник разведки, «когда мы об этом узнали, нам многое сразу стало понятным: вот почему мы не видели [определенные виды] деятельности» со стороны российских шпионов, работавших в США.

Этот взлом систем ФБР произошел вскоре после того, как в 2010 году Белый дом принял решение арестовать и разоблачить группу так называемых «нелегалов» — российских агентов, работавших внутри американского общества под неофициальным прикрытием, — и он стал отражением новой волны шпионской деятельности со стороны России. Спустя несколько месяцев после того, как в июле 2010 года эти «нелегалы» признали себя виновными, ФБР инициировало новое расследование в отношении еще одной группы офицеров российской разведки, которые действовали под прикрытием в Нью-Йорке. Как удалось выяснить ФБР, эти российские шпионы пытались завербовать целую цепочку агентов, включая Картера Пейджа (Carter Page) — американского бизнесмена, который позже стал советником по вопросам внешней политики в предвыборном штабе Дональда Трампа.

Эти проникновения в систему также свидетельствовали о гораздо более масштабных вызовах, с которыми столкнулись американские разведывательные агентства в попытке защитить секреты США. К примеру, недавно Си-эн-эн сообщило, что в 2017 году ЦРУ пришлось вывезти своего ключевого осведомителя из России в США. По некоторым данным, именно благодаря этому осведомителю американское разведывательное сообщество пришло к выводу о том, что президент Владимир Путин лично приказал вмешаться в президентские выборы 2016 года и оказать поддержку Дональду Трампу.

Репортеры «Яху» расспросили об этих взломах систем, о которых ранее ничего не сообщалось, а также о спорах внутри правительства касательно политики США в отношении России, более пятидесяти действующих и бывших сотрудников разведки и агентств национальной безопасности, большинство из которых попросили сохранить их имена в тайне. Хотя в вопросе о том, почему в отношениях между США и Россией возникла такая напряженность, мнения этих чиновников разошлись, некоторые из них сказали, что США временами недооценивали ту шпионскую угрозу, которая исходила со стороны Москвы, и что Америка заплатила высокую цену за свою неспособность отнести борьбу с техническими угрозами к числу приоритетных задач.

«Когда я работал, контрразведка… была сосредоточена на выполнении своей основной функции, то есть на борьбе с внутренними угрозами и в частности на поисках внедренных агентов, — сказал Джоэл Бреннер (Joel Brenner), который занимал пост главы национального управления контрразведки с 2006 по 2009 год. — На самом деле это является главной угрозой, и этому действительно необходимо уделять основное внимание. Однако у нас не было механизмов и ресурсов для того, чтобы бороться с действиями противника в сетях, технических сетях, электронных сетях».

По словам бывших американских чиновников, информация о том, что Россия получила возможность взламывать определенные типы шифрования, оказалась особенно пугающей.

«Каждый раз, когда обнаруживается, что противник обладает таким потенциалом, это запускает цепную реакцию, — сказал один бывший высокопоставленный сотрудник системы национальной безопасности. — Русские способны извлечь все доступные премущества из любой технологии… В этой области они необыкновенно опасны».

***

ФБР обнаружило следы проникновений в свои системы вслед за тем, что, как многие надеялись, должно было стать прорывом в отношениях между Вашингтоном и Москвой, — инициативой «перезагрузки» отношений США и России, предложенной администрацией Обамы в 2009 году. Несмотря на некоторые первоначальные успехи, политика перезагрузки провалилась.

В сентябре 2011 года Владимир Путин объявил о начале своей третьей предвыборной кампании, однако спустя несколько месяцев на улицы Москвы вышли десятки тысяч протестующих, обвинивших его в мошенничестве на выборах. Бывший офицер разведки Путин публично обвинил тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон в разжигании протестов в России.

Примерно в то же время шпионы Путина в США, действовавшие под дипломатическим прикрытием, достигли того, что один бывший высокопоставленный чиновник разведки назвал «ошеломляющим» техническим прорывом, продемонстрировавшим их неослабевающую сосредоточенность на стране, которую они уже давно считают своим главным противником.

В рамках той операции россияне взломали зашифрованные системы радиосвязи, которыми пользовались группы наблюдения ФБР, занимающиеся отслеживанием передвижений российских шпионов на американской земле, — об этом сообщили несколько бывших офицеров разведки и чиновников служб национальной безопасности. Примерно в то же время российские шпионы также взломали системы дублирующей связи агентов ФБР — мобильные телефоны, по которым те могли связываться друг с другом, как по рации. «Мы отнеслись к этому крайне серьезно», — сказал один бывший сотрудник контрразведки.

Четверо бывших высокопоставленных сотрудников сообщили, что в рамках своей операции россияне не только отслеживали средства связи агентов ФБР. Работая на секретных «постах перехвата информации», расположенных в зданиях дипломатических комплексов и других зданиях, контролируемых российским правительством, русские могли перехватывать, записывать и в конечном счете взламывать коды радиокоммуникаций ФБР.

В некоторых тайных пунктах прослушки работали жены агентов российской разведки, как сказал один бывший высокопоставленный чиновник. Та операция была частью более масштабной и продолжительной российской кампании, направленной против секретных коммуникаций правительства США.

Два дипломатических комплекса в Мэриленде и Нью-Йорке, которые были закрыты в 2016 году, сыграли важную роль в той операции. Как сказал один бывший американский чиновник, их «фактически использовали в качестве пунктов радиотехнической разведки».

Российские шпионы также развернули «мобильные пункты прослушки». Некоторые офицеры российской разведки, имевшие при себе оборудование для прослушки, проходили мимо групп наблюдения ФБР. Другие водили фургоны, нашпигованные оборудованием для прослушки, которое использовалось для перехвата коммуникаций групп агентов ФБР. По словам одного чиновника, для россиян та операция была связана с «удивительно низкими рисками».

Группы агентов ФБР использовали относительно легкие рации с ограниченной дальностью действия. Эти низкотехнологичные устройства позволяли им быстро и незаметно перемещаться в процессе слежки за их объектами, — им было бы намного труднее делать это, если бы у них было более сложное оборудование, оснащенное более защищенными технологиями. Однако из-за того, что у агентов ФБР было устаревшее оборудование, их коммуникации оказались уязвимыми. «Уровень защищенности оборудования, которое вы используете, обратно пропорционален вашей способности действовать гибко, быстро и на требуемом уровне», — сказал бывший сотрудник.

По словам одного бывшего сотрудника контрразведки, всему виной «мешанина из различных систем», которые работают только в пределах прямой видимости. «Инфраструктура, которую должны были создать, — ее так и не создали, и нам не выделили средства на нее, — сказал он. — Разведывательное сообщество так и не получило интегрированную систему».

Ограничения технологий радиосвязи привели к тому, что агентам наблюдения ФБР приходилось общаться посредством оборудования резервной связи.

«В конце концов они перешли на телефоны с функцией рации, — сказал один бывший чиновник. — Техническим экспертам это очень не нравилось, потому что, если они могут перехватывать радиосигнал, они могут перехватывать и сигналы телефонов».

Именно это и произошло. Российские агенты начали перехватывать сигналы с этих устройств. (По словам другого чиновника, примерно в тот же период времени группы наблюдения некоторых других стран — в том числе враждебно настроенных — тоже переключились с раций на мобильные телефоны.)

Американские чиновники не знают наверняка, могли ли русские расшифровывать коммуникации агентов ФБР в режиме реального времени. Но даже если они расшифровывали их с некоторой задержкой, это давало русским уникальную возможность получать информацию о ходе работы агентов ФБР, включая «позывные, местонахождение, состав групп и тактику».

Американские чиновники также точно не знают, как долго русским удавалось расшифровывать коммуникации ФБР, прежде чем бюро осознало, что происходит. «Был огромный разрыв между тем, насколько часто они раскрывали наши планы, и тем, когда нам удавалось раскрывать их», — сказал один бывший чиновник разведки.

Даже после того, как сотрудники контрразведки США поняли, что русские взломали радиокоммуникации групп ФБР, они не смогли сразу выяснить, как это было сделано. «Согласно внутреннему отчету, русские взломали наши коды или достали одну из раций, с помощью которой они все выяснили, — рассказал один бывший чиновник. — В любом случае они сумели расшифровать наши коммуникации».

Однако сотрудники предупредили, что русским удалось взломать только умеренно зашифрованные коммуникации и что самые совершенные типы шифрования, используемые американским правительством для передачи крайне секретной информации, так и остались недоступными для них. Однако, по словам высокопоставленного сотрудника, это все равно стало «невероятным успехом» российской разведки.

Хотя русские вполне могли разработать средства и тактику перехвата самостоятельно, бывшие высокопоставленные сотрудники опасались, что им мог помогать некий агент внутри американского правительства — российский «крот». «Вы задумайтесь: если это правда, и они действительно могут проделывать такое, возможно, информацию им передал кто-то, кто работает внутри нашей системы?» — объяснил другой бывший сотрудник разведки.

Россия, несомненно, заинтересована в том, чтобы скрыть, как именно она получает нужную ей информацию, еще больше запутывая ситуацию. Как сказал один бывший офицер ЦРУ, работавший в Москве, русские часто пытаются замаскировать работу агента-человека под проникновение в техническую систему. В конечном счете специалистам так и не удалось выяснить, как именно русские смогли проникнуть в коммуникационные системы ФБР.

Марк Келтон (Mark Kelton), который отвечал за контрразведку в ЦРУ до своей отставки в 2015 году, отказался обсуждать конкретные российские операции, однако сообщил «Яху ньюс», что «русские — профессионально искусные противники, которым удалось проникнуть во все американские институты, достойные проникновения».

Именно это больше всего тревожит американскую контрразведку. Число расследований в отношении государственных служащих из ФБР, ЦРУ и других структур, включая тех, кого, возможно, завербовали русские, весьма внушительно, как сказал один сотрудник контрразведки.

Как только подтвердилась информация о том, что системы связи ФБР были взломаны, американские сотрудники попытались минимизировать ущерб для операций групп наблюдения, быстро приняв защитные меры. По словам одного бывшего сотрудника контрразведки, необходимо было защитить личные данные членов групп наблюдения. Американские сотрудники также провели оценку возможного ущерба и несколько раз проинформировали Белый дом и членов Конгресса США об этой операции русских.

После того как ФБР обнаружило, что мобильные телефоны его групп наблюдения были взломаны, им пришлось снова перейти на зашифрованную радиосвязь и закупить другие модели. «Это было довольно дорогостоящее предприятие», — сказал один бывший сотрудник контрразведки.

Между тем американской разведке тоже удалось достичь некоторых успехов. На основании собранных данных американское разведывательное сообщество пришло к выводу, что ущерб от взлома систем оказался ограниченным, — отчасти потому, что русские старались сохранить свою разведывательную операцию в строжайшем секрете. «Русские не торопились предпринимать шаги, которые могли обнаружить, что им что-то известно», — сказал один бывший высокопоставленный сотрудник.

Тем не менее ущерб для американской разведки оказался существенным. По словам двух сотрудников, ФБР поразилось тому, что россиянам удалось взломать системы связи его агентов, и забеспокоилось о том, что некоторые из его агентов могли быть раскрыты. После этого бюро прервало контракты с некоторыми из своих российских информаторов.

Между тем некоторые другие российские информаторы ФБР сами перестали сотрудничать со своими американскими кураторами. «Было несколько случаев, когда завербованный информатор говорил, что он больше не мог с нами встречаться», — рассказал один бывший сотрудник разведки. Проанализировав ситуацию, в 2012 году чиновники американской разведки пришли к выводу, что эти события могли быть связаны.

Произошедшее сказалось не только на ФБР. Встревоженное информацией о способности русских перехватывать коммуникации, ЦРУ тоже прервало связи с некоторыми своими информаторами за рубежом. Агентству «пришлось принять целый ряд шагов», чтобы гарантировать, что русские не смогут прослушивать коммуникации ЦРУ, о чем сообщил один бывший чиновник управления. Кроме того, появились подозрения, что русские использовали свои новые возможности по взлому кодов и в других странах.

ЦРУ всегда тщательно следило за попытками русских шпионов устроить прослушку за пределами США — особенно рядом с американскими дипломатическими объектами. Американские сотрудники спецслужб часто замечали, как российские технические специалисты по многу раз проходили мимо этих зданий с пакетами в руках, или с рюкзаками на спине, или с колясками, или за рулем автомобилей, — по их мнению, это были попытки собрать информацию о различных сигналах, исходящих из этих комплексов. Хотя инструменты, которые русские для этого использовали, были «немного устаревшими», как сказал один бывший чиновник ЦРУ, это вызывало «постоянную тревогу».

В том, что офицеры разведки, работающие в дипломатических комплексах, — включая офицеров американской разведки, — пытаются перехватить коммуникации властей страны, где они работают, нет ничего необычного. «Нужно найти способы атаковать их разведку, — сказал Рольф Моватт-Ларссен (Rolf Mowatt-Larssen), бывший директор службы разведки и контрразведки Министерства энергетики и бывший офицер ЦРУ, который служил в Москве в 1980-х годах. — Русские делают в США то же самое, что мы делали в Москве».

Действительно, в их стремлении взломать системы связи нет ничего необычного.

«Мы прилагали невероятные усилия для того, чтобы перехватывать данные с радиосетей, которые ФСБ использовала для ведения наблюдения, чтобы понять, были ли наши офицеры под наблюдением или нет», — сказал другой бывший сотрудник ЦРУ, который тоже работал в Москве.

Информация о том, что русские сумели взломать системы связи ФБР, появилась в тот момент, когда сбор информации о действиях русских и о намерениях их лидеров имел особое значение для американского правительства. С сотрудниками, работавшими в то время в сфере национальной безопасности, был проведен подробный инструктаж по защите цифровых устройств.

По словам бывших сотрудников, аналитики ЦРУ часто не могли прийти к единому мнению о том, насколько серьезно Россия относилась к переговорам с американцами в период попыток перезагрузить отношения, и насколько далеко Путин был готов зайти ради достижения его стратегических целей. Те разногласия сбивали с толку Белый дом.

«Внутри Совета национальной безопасности была масса разногласий касательно того, насколько серьезно нужно относиться к информации ЦРУ», — рассказал один бывший сотрудник управления. По его словам, высокопоставленные руководители администрации «соглашались» с более оптимистичными прогнозами касательно будущего российско-американских отношений «в надежде, что это сработает».

Эти разногласия были частью «похмелья от перезагрузки», которое некоторое время сохранялось внутри администрации, — до момента вмешательства России в президентские выборы 2016 года. Сотрудники администрации надеялись, что Вашингтон и Москва смогут сотрудничать в решении ключевых проблем, несмотря на агрессивные действия России, — от ее вторжения на Украину до ее шпионских операций.

«Мы не понимали, что они ведут с нами политическую войну, когда Путина переизбрали, и когда Обаму тоже переизбрали на второй срок», — сказала Эвелина Фаркас (Evelyn Farkas), бывший заместитель помощника министра обороны по делам России, Украины и Евразии.

***

Когда надежды на перезагрузку отношений России и США рассеялись, тревога касательно угрозы шпионажа России охватила Конгресс. Высокопоставленные чиновники ФБР и ЦРУ проинформировали ключевых членов конгресса о деятельности российских разведчиков, в том числе о том, что русские сумели взломать системы радиосвязи.

Майк Роджерс (Mike Rogers), бывший конгрессмен от Республиканской партии, который с 2011 по 2015 год был председателем постоянного комитета Палаты представителей по вопросам разведки, упомянул о тех проблемах контрразведки во время конференции, которая прошла в Вашингтоне ранее в этом году.

Одной из тех проблем был масштабный провал разведки, связанный с секретной интернет-системой коммуникации, которую ЦРУ использовало для связи со своими агентами. Масштабы того провала, о котором «Яху ньюс» сообщили в 2018 году, привлекли внимание конгресса.

Однако, по словам Роджерса, проблемы были гораздо шире.

«В деятельность нашей контрразведки необходимо внести некоторые изменения», — сказал Роджерс, добавив, что он и его коллега из Демократической партии Датч Рупперсбергер (Dutch Ruppersberger) попросили, чтобы представители агентства регулярно информировали их по этому вопросу.

Позже Роджерс сообщил «Яху ньюс», что обратиться с просьбой о проведении брифингов его заставили «подозрения о возможных проникновениях, как физических, так и технических, осуществляемых разведывательными службами [России и Китая]», однако он отказался рассказать об этом подробнее.

По его словам, он хотел, чтобы разведывательное сообщество сделало контрразведку более приоритетной задачей. «На контрразведку всегда смотрели как на сумасшедшего дядюшку на семейном обеде, — сказал он. — Я хотел вернуть ей ее значимость».

Эти брифинги, которые проводили в основном контрразведчики из ФБР и ЦРУ для руководства комитета и начальников канцелярий, привели к нескольким «полезным расследованиям, которые помогли сфокусировать внимание разведывательного сообщества», как сказал Роджерс. В некоторых из тех расследований приняли участие лидеры комитета Сената по делам разведки.

Представители нынешних комитетов по делам разведки не отреагировали на нашу просьбу прокомментировать ситуацию. ФБР и ЦРУ тоже отказались выступить с комментариями. Российское посольство в Вашингтоне не ответило на наш запрос.

Эти брифинги были нужны для того, чтобы «навести порядок в контрразведке», как сказал Джамиль Джаффер (Jamil Jaffer), старший советник в комитете Палаты представителей по делам разведки с 2011 по 2013 год, и сделать так, чтобы Конгресс и разведывательные агентства «придерживались единой позиции» в таких вопросах. «Были некоторые тревоги по поводу того, чем занимаются эти агентства, были некоторые тревоги касательно того, что известно Конгрессу, и все эти вопросы, разумеется, были связаны с Россией и Китаем».

Роджерс и Джаффер отказались подробнее рассказать о том, какие именно вопросы контрразведки решал комитет, однако, по словам других чиновников, проблемы не ограничивались взломом систем связи ФБР. Высокопоставленные американские чиновники рассматривали гораздо более тревожный сценарий, — что русские нашли способ проникать в системы коммуникаций самых секретных объектов американской разведки, расположенных внутри или рядом с Вашингтоном.

Предполагаемых агентов российской разведки видели в моменты, когда они двигались по дороге вдоль штаб-квартиры ЦРУ, о чем сообщили бывшие сотрудники разведки. «Российские дипломаты останавливались на шоссе 123, иногда в автомобилях с дипломатическими номерами, иногда нет, — рассказал один бывший сотрудник разведки. — Мы думали, что они что-то делали. Дело не только в том, чтобы снять номерные знаки. Те ребята отправляли сигнал системе».

Хотя такое поведение российских агентов началось как минимум с середины 2000-х годов, бывшие сотрудники сообщили, что оно продолжалось и в тот период времени, когда были взломаны системы связи ФБР. И это были не единственные случаи, когда российские агенты занимали позиции в переделах прямой видимости от штаб-квартиры ЦРУ. Как сказал один бывший чиновник, они старались постоянно находиться в тех районах, которые располагались в непосредственно близости к Лэнгли.

Со временем американские разведывательные агентства стали беспокоиться о том, что российские шпионы, возможно, пытались перехватить коммуникации ключевых объектов американской разведки, включая штаб-квартиры ЦРУ и ФБР. Никто не знал, действительно ли русским удалось это сделать.

«Вопрос заключался в том, были ли у них средства для того, чтобы перехватывать наши коммуникации в Лэнгли», — сказал один высокопоставленный чиновник ЦРУ. В отсутствие доказательств этой гипотезы рабочая версия заключалась в том, что действия русских были всего лишь провокацией, призванной сбить с толку ЦРУ. «Мы пришли к выводу, что они пытались пробраться к нам в голову», — сказал один бывший чиновник.

Больше всего тревоги вызывало то, что российские шпионы, находившиеся поблизости от ключевых объектов американской разведки, могли перехватывать данные, попадавшие в «воздушный зазор», то есть русские собирали информацию посредством взлома компьютеров, не подключенных к интернету.

Такие подозрения имели под собой определенное основание: к тому моменту ЦРУ уже разработало методы проведения подобных операций, о чем сообщил один бывший сотрудник, знакомый с ситуацией. «Мы понимали, что в тот момент это было по-настоящему революционное достижение, — сказал он. — Оно позволяло нам делать невероятные вещи».

Хотя никто тогда не сумел найти неоспоримые доказательства того, что русским действительно удалось взломать коммуникации Лэнгли, те страхи в совокупности с информацией о взломе систем связи ФБР стали причиной для укрепления защиты ключевых правительственных зданий в Вашингтоне от возможной прослушки.

В этих зданиях целые этажи превратились в пункты сбора и обработки секретной информации с особым режимом хранения (SCIF). Такие зоны полностью защищены от проникновения иностранной разведки.

Предполагается, что работа, которая ведется в таких пунктах, полностью защищена, однако сотрудники сомневались в безопасности даже таких помещений. «Парни, отвечающие за безопасность, говорили, что ваши окна „запечатаны", то есть защищены от перехвата сигналов, поступающих с электронного оборудования в здании, они говорили, что вы находитесь в SCIF, поэтому все в порядке. Но вопрос оставался прежним: было ли это правдой?»

Со временем чиновники стали все чаще думать, что это не так.

По словам бывших сотрудников, на ключевых правительственных объектах, в том числе в штаб-квартирах ЦРУ и ФБР, были введены новые практики обеспечения безопасности. «С нашей стороны это потребовало внести множество изменений в процедуры, чтобы обезопасить себя от проникновений», — сказал один бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ. Для этого потребовалось убрать коммуникационное оборудование подальше от окон, чаще менять коды шифрования, а также принять другие более дорогостоящие меры.

По словам одного сотрудника, информация о том, что русские взломали системы связи ФБР, послужила толчком для «вливания денег в усовершенствование нашей системы безопасности».

***

Хотя взлом систем связи ФБР наконец заставил конгресс и разведывательные агентства принять меры по борьбе с все более изощренной российской прослушкой, потребовалось вмешательство России в американские выборы 2016 года, чтобы Белый дом выслал из страны по крайней мере некоторых россиян, причастных к тому взлому, и закрыл комплексы, которые позволили российской разведке это сделать.

Но даже тогда такое решение вызвало немало споров. Некоторые в Вашингтоне опасались возможных ответных мер со стороны России и разоблачения операций американской разведки, о чем рассказали бывшие сотрудники американских агентств национальной безопасности, принимавшие непосредственное участие в тех дискуссиях. По словам одного сотрудника, ФБР поддержало решение о высылке.

С тех пор прошло более двух лет, но дипломатические комплексы, которые российская разведка использовала для взлома систем связи ФБР, остаются закрытыми. Правительство США помешало многим российским шпионам, высланным из Америки, вернуться обратно. «Они медленно возвращаются обратно, но ФБР мешает им, — сказал один высокопоставленный чиновник разведки. — Старая гвардия фактически потерпела поражение. Им нужно отправить сюда целое новое поколение».

Между тем многие предупреждают, что угроза, исходящая от России, никуда не исчезла. «Не стоит заблуждаться, мы ведем с Россией войну спецслужб, не менее опасную, чем холодная война, — сказал один бывший сотрудник американской разведки. — Они постоянно предпринимают попытки… И время от времени мы их ловили. Однако, разумеется, мы не можем знать того, что нам неизвестно».

Именно такую мысль попытался донести специальный прокурор Роберт Мюллер во время чрезвычайно напряженных слушаний, на которых обсуждался его отчет о расследовании российского вмешательства в президентские выборы 2016 года. «Пока мы здесь сидим, они продолжают делать это, и они будут это делать во время следующей предвыборной кампании», — сказал Мюллер на заседании комитета Палаты представителей по делам разведки.

Однако некоторым наблюдателям кажется, что предостережение Мюллера о российской угрозе затерялось на фоне той борьбы на Капитолийском холме, которая ведется вокруг президента Трампа.

Во время выступления на конференции в Вашингтоне ранее в этом году Роджерс, бывший председатель комитета по делам разведки, пожаловался, что нынешнее состояние комитетов по разведке заставит разведывательные агентства усомниться в необходимости признавать их промахи.

«Они не станут звать вас, чтобы сообщить, что они совершили промах. Они скажут: Господи, будем надеяться, что никто об этом не узнает, — отметил он. — Вот что произойдет. Я гарантирую, это уже происходит».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх